Владимир Перепелица

Дошкольником начинаешь развлекать себя играми на советском калькуляторе, и вскоре обнаруживаешь, что надо управлять десятками миллиардов записей в базах данных. На наши вопросы-о-том-как-становятся-программистами ответил Монс Андерсон, также известный как «Владимир Перепелица».

— Не помню, кем я хотел быть в детстве, но еще совсем маленьким читал детскую энциклопедию, и любимые тома были «Вещество и энергия», «Числа и фигуры», всё про химию, астрономию. У меня была домашняя лаба, где я делал взрывчатые вещества — до того, как начали изучать химию в школе.

А с чем-то программируемым я столкнулся так: у отца были «Электроника МК-52», «МК-61», программируемые калькуляторы. Соответственно, первая книжечка – это вот игровая программа, набирай и играй. Я точно помню «Крестики-нолики», «Морской бой» и еще была какая-то фигня логическая.

До сих пор помню комбинацию кнопочек В/О С/П, хотя уже не помню, что она значит.

Однажды я взял папин калькулятор и запорол ему большую хорошую инженерную программу. Калькулятор был с памятью, я её и затёр игрушкой какой-то. Он меня заставил программу перенабирать. Потом у меня появился Sinclair, спаянный вручную одним папиным знакомым. Нестандартный Sinclair: у него не было дисковода, так что все программы мои были write only. То есть включил, написал, потестировал, погонял, выключил.

Первый x86 компьютер — 200-й Pentium MMX с Windows 95 OSR2 — мне купили в декабре 1997 года, потому что я в 10 классе перешел в информатико-математическую школу и без компьютера было трудно. Я туда поставил Pascal, Delphi, подсмотрел у кого-то, как писать ассемблерные вставки. Так и писал на Pascal с ассемблерными вставками и бесил соседей тем, что не вылезаю из инета — модемный тариф был часов на 400 в месяц, а телефон — на спаренной с соседями линии.

Обязательно ли получать высшее образование?

У меня в 11 классе дипломов всяких пачечка была: химия — 2 место по стране, астрономия — 2 место, информатика на областном уровне (спортивное программирование никогда не было моей стезей), физика – тоже что-то типа того. Решили с родителями, что нужно поступать в крутой институт, и выбрали МФТИ. Это при том, что жили мы в Николаеве. Но — знакомый знакомого был деканом факультета физической и квантовой электроники МФТИ, и я, весь из себя олимпиадник, поехал в Москву сдавать вступительные экзамены. Не сдал.

Но так как в школу я пошел рано, до армии оставался год, так что я пошел на заочное отделение МФТИ. Учился, решал задачки, а днем работал на стройке коттеджей для «новых русских». Пилил камни, клал кирпичи, встречался с рэкетом — конец 90-х же!

Со второй попытки поступил, два года проучился, а на третий — бросил. Не подружился с математикой.

С самого первого курса, с первой лекции по матанализу, когда рассказывают абсолютно очевидные вещи и говорят, что сейчас это будут доказывать. Я так не могу. Вот физика, химия — их я люблю, понимаю, воспринимаю. Я могу прийти, вообще ничего не читав, сесть напротив физика и обсуждать с ним любую тему, которую он захочет. Если чего-то не знаю, не помню, я буду спрашивать, уточнять. А математика и матан, все эти доказательства, теоремы Коши и им подобные. К зимней сессии у меня было три незачета и недопуск к экзаменам. Конечно, мог сдать, но решил, что учиться меня научили, а продолжать вот это — неинтересно.

Я к тому моменту уже программировал что-то на заказ, так что очевидный ответ — да, чтобы зарабатывать деньги программированием или даже стать хорошим программистом, диплом не нужен. Именно по программированию у нас в вузе препод был довольно-таки «халявщиком», а по программе нужно было учить Pascal, который мы уже знали.

Для тех, кто не застал эту прекрасную эпоху: вот так выглядит Турбо Паскаль

В какой компании работать, а каких избегать?

Отчислился я в начале 2003, и после университета года четыре работал системным администратором и писал разные сайтики. Например, предыдущий сайт «Опоры России» напилил единолично, начиная с кода и базы данных и заканчивая версткой/дизайном.

Затем я устроился в хостинг-провайдер «Агава» Perl-разработчиком (в резюме у меня Perl`a не было, так что все удивились, когда я решил 4 толстых тестовых задания, которые никто никогда не решал). Я начал ковырять биллинг, начал параллельно изучать новые технологии, которые там применялись. Находил и исправлял нелепости в коде, вроде отправления 1500 SQL-запросов для отрисовки одной страницы. Узнал, что такое ORM. сам написал ORM. Узнал, что такое фреймворки. сам написал фреймворк.

Тут случился кризис 2008 года. «Агава» начала увольнять разработчиков (потому что они стоили дороже) и нанимать менеджеров. Менеджеры накапливались и все сильнее конфликтовали с друг другом, что неудивительно, когда на одного разработчика — 5-7 менеджеров.

У меня был запас денег, а значит и времени, для новых собеседований. Я ходил в Яндекс, он мне не понравился. Я ходил в Mail. ru. Mail. ru мне тогда сильно не понравился. Пошел в Рамблер, мне понравились технологии, которые у них использовались, понравились люди. Был еще где-то, в конторах типа ашмановской, но в итоге выбрал Рамблер.

Тогда в Рамблер только-только пришла Ольга Турищева. У них были деньги, несмотря на кризис: они уволили «эффективных менеджеров» и наняли разработчиков. На мой взгляд, все шло неплохо. Кризис пережили «на ура», начали развивать новые проекты. Писали, запускали, иногда решали, что, нет, надо сделать что-то другое. На моей памяти мы запустили, погоняли и похоронили Рамблер-Друзей. Был такой RSS-агрегатор, для него я писал и поддерживал код, собирающий новости на наш сервер.

Именно разработка этой штуки натолкнула меня на асинхронно-событийные технологии, которыми я сейчас занимаюсь как основным направлением.

Дальше мы писали Рамблер-Фото и это был отличнейший пример использования agile-методологий. Мы разрабатывали его четко по Scrum. начиная с прописывания всех use cases. менеджер сидел прямо с нами, мы делали daily scrums. Проект получился, на мой взгляд, и технологически и продуктово очень хорошим. Когда с него позже сняли всех разработчиков и практически всё администрирование, он проработал еще года два вообще без вмешательства. Я не знаю, зачем его было закрывать, неужели несчастные восемь серверов так много денег ели? Как говорили те, у кого оставался доступ к админке, пользовательские смски (то есть деньги), приходили до самого последнего дня.

Не знаю, что было в голове у тех, кто этим управлял. Это было уже во времена Афиши-Рамблер, «объединенной компании». Тогда сняли руководство технологического Рамблера и поставили медийное руководство Афиши. Наступил сложный период, когда вся эта объединенная компания пыталась найти себя. Нашла она себя в том, что теперь это не технологическая компания, а медийная, и курс развития будет соответствующий.

К этому моменту у большей части программистов (и не только) деморализация была полная. Разработчики говорили: «Мы не знаем, что мы делаем, зачем мы делаем и когда выкинут то, что мы делаем сейчас».

Потому что прямо на их глазах закрывали какие-то проекты, которые обсуждались, делались и были сделаны, Рамблер-Авиа, например.

Я точно так же, — уже не помню сколько, кажется, около года — руководил проектом Рамблер-Контакты, был такой мессенджер.

Техническое руководство, архитектура, плюс писал некоторые компоненты. И наш проект закрыли приблизительно так же. Хотя у нас был клиент с неплохим дизайном и интересным функционалом. У нас были офигительные отзывы. Приходили отзывы пользователей: «Классный клиент, отличный дизайн, делайте еще» и т. д.

Помню совсем нелепую историю. В какой-то момент нам сказали, что мы упёрлись в «потолок». По графику был рост пользователей, и где-то он остановился. Мы начали разбираться, обнаружили такую штуку: кто-то из рекламщиков фиганул рекламу «Скачай аську «Контакты»». Мы полезли в логи, в логах — тысячи айсикьюшных логинов. Они пытались войти в ICQ нашим клиентом, и Рамблер не мог их пустить. Конечно, они не стали нашими пользователями.

В общем, это были последние дни. Часть людей из менеджеров говорила: может быть, получится сохранить проект. Кто-то говорил: нет, проект под закрытие. Причем это говорилось еще до того, как были выяснены все подробности — что случилось, почему замедлился рост аудитории. «14 человек пилили проект два года, но мы все равно это закрываем». Не попытались никак сохранить, перенять экспертизу, просто потушили сервера, выкинув все потраченные ресурсы.

Вывод простой: хреновое управление способно убить вообще любой проект.

У руководства компании или хотя бы у отдела должна быть чёткая и понятная цель, которую как минимум необходимо доносить до сотрудников. Но также должно быть явно видно, что решения принимаются исходя из этой цели.

Разумеется, я из Рамблера ушел — в Mail. ru, куда меня давно звали. Пришел один, но значился как руководитель отдела, получил полномочия писать, что я хочу и как я хочу. Начал писать и набирать людей, отдел почти сразу вырос до пяти человек.

Формально я отношусь к «почте», но в основном делаю интеграционные проекты. Например, API для Почты, которые связывают её с внешним миром. Когда были более-менее написаны аватарки, связки со всякими соцсетями, меня попросили по-быстрому помочь с проектом «Облако». Я включился в работу и вот уже 2 года я занимаюсь Облаком@Mail. Ru.

Работаю на Perl я в довольно узкой сфере — занимаюсь асинхронными сетевыми приложениями. Их использует любой высоконагруженный софт, где большое количество запросов, либо большое количество одновременных соединений, много действий «наружу», основную часть которых составляет ожидание. Ходить в API других сервисов, обновлять сотни тысяч ключей и тому подобное.

В принципе, по ходу занимаюсь многими технологиями, выявляю и устраняю различные проблемы. Уровень нагрузки на один сервер у нас доходит до 30-40 тысяч запросов в секунду, и я обычно заморачиваюсь на тему высокой производительности кода. Я довольно-таки убежденный адепт подхода, что программы пишутся для компов, а не для людей, которые будут их потом читать или поддерживать. Мы пишем программы для компов, компы должны уметь их эффективно читать и исполнять.

Для примера, в свое время, когда я сюда пришел, то наткнулся на список рассылки с тестами производительности HTTP-серверов на Perl и понял, что они сильно проигрывают (в полтора раза!) имеющимся решениям на Python, Nodе. И возмутился.

Сел, составил план, как всё сделать, чего нужно написать, запланировал оптимизацию с использованием C. Но на практике я остановился еще до того, как воткнул сишные кусочки, потому что уже обошел по производительности все перловые решения, питоновые и нодовые. Я помню, что предыдущее решение было на уровне 2500-3000 запросов в секунду, Python брал 5000, Node – 6000, на чистом Перле у меня получилось 8000 на одном процессорном ядре.

В любой задаче может быть применён вот такой подход:

1. Ставим цель: достигнуть определённого решения.

2. Выбираем средства, которые могут удовлетворять решению.

3. Если средство подходит — PROFIT

4. Если не подходит (а так обычно и бывает), то либо решение дорабатываем напильником, либо, если не подходит очень сильно, делаем своё.

5. Проводим сравнительную характеристику нового решения и существующего.

6. Если существующее вдруг оказывается быстрее, то выявляем место или метод, за счёт которого получается такой результат, и вносим правки в новое решение.

Просто ли стать программистом?

Мне кажется, сейчас войти в профессию программиста гораздо проще, чем 15 лет назад.

Железо стало доступнее. В мои времена компьютер довольно много стоил, купить его ребенку — было серьезным решением для родителей.

Среды разработки были так себе, и языков популярных, быстро разворачиваемых, особо не было. Сейчас инструменты стали умнее, появились обучающие штуки, куда просто приходишь и решаешь задачи — Codeacademy, HTML Academy.